Главная Общество «Я вчера не вернулся из боя»

«Я вчера не вернулся из боя»

«Я вчера не вернулся из боя»

«Только что закончился бой. Тишина стоит такая, что слышится шорох каждой травинки, каждого листочка. Боже, как хорошо! Как будто не было и нет войны. Мне 20 лет, я еще такой молодой, и я очень хочу жить. Хочу встречать рассветы, любить девушек. Хочу пахать землю и сеять хлеб. Как это здорово – жить! Бой закончился, а мы пока живы. Но как же обманчива эта тишина!».

Наверное, так бы написал каждый мальчишка, который не вернулся с войны. Разбирая и обрабатывая материалы о Великой Отечественной войне в краеведческом музее Верх-Ануйского, я нашла письма - потрепанные от времени фронтовые солдатские треугольники. И еще рассказ в стихах о погибших сыновьях. Без слез читать эти строки было невозможно. А писала их мама – Любовь Васильевна Гурьева.

Вот и возникла мысль написать о ней. Её дочь – Ольга Александровна Копылова, поделилась своими воспоминаниями.

«Родилась мама в Вологодской области. Ей было всего пять лет, когда она начала постигать азы грамотности. Дядя – священник, забрал ее со старшими сёстрами в Вологду, где она сначала училась в школе, затем в епархиальном училище, по окончании которого стала учительницей начальных классов. Одновременно руководила церковным хором – была регентом. За отличную учёбу награждена собранием сочинений А.С.Пушкина, а за доброту и усердие – именными серебряными ложками с соответствующей гравировкой».

Эти ложки до сих пор хранит дочь – как память о маме.

Любовь Васильевна была самой молодой учительницей, когда пришла устраиваться в районо. Ей было всего 15 лет! А вот ученики были старше на 2-3 года. Но любили ее и уважали в коллективе.

Ее будущий муж Александр был приказчиком у богатого дяди в Архангельске. Он был сильно влюблен! И чтобы жениться – купил будущей жене приданое и свадебное платье.

«Я помню это платье, - вспоминает Ольга Александровна. – Оно было бледно-голубого цвета, очень красивое, долго у нас хранилось».

«Это платье – продолжает она, - еще и память об отце. В 1941-ом его забрали по линии НКВД. Так и пропал без вести.

В голодный 1933 год семья переехала на Алтай, где Любовь Васильевна начала работать сначала заведующей Верхануйской начальной школой – была такая должность. Любила учеников, была всегда в гуще школьных событий, отвечала за стенгазету.

А еще – писала стихи.

«Была у нас ученица, - продолжает рассказ Ольга Александровна, - Новикова Клава. Как-то, уже взрослая, при встрече с первой учительницей спросила: «А помните, Любовь Васильевна, какие стихи с юмором вы написали обо мне?

«Это – ученица наша.

Это Новикова Клаша».

Кстати, выучившись впоследствии на врача, Клавдия Новикова некоторое время работала в Верхануйской участковой больнице.

Любовь Васильевна прожила долгую жизнь. До 90 лет ей не хватило пяти месяцев. Вырастила пятерых детей: Владимира, Ольгу, Бориса, Сашу, Михаила.

Всю свою любовь и ласку отдавала Любовь Васильевна детям. Вместе с ними переживала их детские обиды, расстраивалась за царапины да разбитые колени.

Ах, мальчишки! Любимой их игрой была игра в войну. Борис и Саша были высокими и красивыми парнями. Играли на гармони, гитаре. Были заядлыми охотниками и рыболовами. Когда началась война, им было по 20 лет…

«Саша часто говорил, - вспоминает Ольга Александровна, - было бы близко, залез бы на крышу, да посмотрел, как воюют».

И не знали они, что эта настоящая война навсегда заберет их.

На фронт их забрали не сразу. Сначала Бориса - в трудармию на заготовку леса. Затем Сашу в 1942 году – сразу на передовую.

Чем пахнут старые солдатские письма, пролежавшие у матери более шести десятков лет? Мне кажется, они пахнут лесом, ночью и холодным ветром.

А еще, они пахнут бедой!

«Здравствуйте, мои дорогие мама, Леля, Володя и Миша. В настоящее время я еду на фронт. Вместе5 с нами едут и наши первые боевые друзья. Мама, теперь недалек тот день, когда я и мои товарищи вступим в бой с немецкими оккупантами, и покажем им, как русский Боец, не жалея своей жизни, защищает милую Родину».

«Здравствуйте, мама, Володя, Леля и Миша. Шлю я Вам  свой привет и желаю хорошей жизни».

«Мама, как бы я сейчас поел жареной картошки, давно не едал. А пока до свидания, целую ваши руки. Ваш Борис».

«Володя, а насчет охоты – я тоже не могу никак забыть, и каждый день вспоминаю о прошлой весне. Ты, Борис и я – ходили на охоту, как весело проводили время, варили утятину. Эх, Володя, как я поел бы жареной утятины. Пока всё. Целую всех. Саша».

Это писали сыновья. Обо всем. О том, как рвутся снаряды, идут ожесточенные бои. И еще – мечты о будущем. И надежда, и вера, и забота о матери, о семье.

«Володя, если буду я жив, и вы будете живы, то опять будем вместе ходить на охоту, и опять я увижусь с тобой, с мамой, и вообще, со всей нашей семьей, и так же будем вместе жить. Мама, а вы сильно обо мне не грустите, я уже писал, что живы будем – увидимся. Крепко целую всю семью без счета».

…Они погибли оба в один день в 1943 году. А старые солдатские письма пахнут для всех по-разному. Для Любови Васильевны - они навсегда пахнут детством…

Посвящается моим милым детям Борису и Саше, погибшим на фронтах Великой Отечественной войны.

Семья моя была болдьшая,

Взрастила пятерых детей.

В живых остались только трое,

Война взяла двух сыновей.

Тяжело было детей поднимать

В трудные военные годы.

Много лишений пришлось испытать:

Во всём недостатки, недоеданье, тревоги.

Особенно трудно с питанием было,

Когда применялась карточная система:

На рабочего получали полкилограмма,

На иждивенца по 100 граммов хлеба.

Детишки подросли. Борис учетчиком работать стал.

В полях - колхозные посевы замерять.

А Саша, кончив курсы трактористов,

Стал трактором раздольные колхозные поля пахать.

Работая в колхозе, сыновья

На трудодни пшеницу получали.

Почувствовалось сразу облегченье.

Мне жить с семьей гораздо легче стало.

Пришлось недолго сыновьям моим

Работать на колхозном поле.

Опасность надвигалась над отечеством моим.

Иная сыновей моих ждала судьба и доля.

Нежданно грянула война,

Ушли на фронт мои мальчишки.

Они совсем младыми были,

Не знали жизни, не любили.

В семнадцать лет моим сынам

Пришлось надеть военную шинель.

Узнать и испытать все ужасы войны:

Бои, бомбежку, пули и шрапнель.

Саша был шофером гаубичной бригады,

Подвозил на фронт орудья и снаряды.

Борис (писал) 16 раз ходил в атаку на врага.

И пуля вражеская их подстерегла.

Еще им не исполнилось и девятнадцати,

А их уже в живых на свете нет.

Я тяжело переживала гибель любимых сыновей.

Тогда ведь это горе переживали миллионы наших женщин-матерей.

Горжусь, как мать, что мои дети

Сражались стойко и не дрогнули в бою.

И честно выполнив свой долг, отдали жизни

За мать-Отчизну, Родину любимую свою.

Все письма от детей погибших

Я и сейчас так бережно храню.

Частенько перечитываю их,

Как будто с сыновьями говорю…

Вот и последнее письмо от Саши

(Чужой рукой написан адрес был)

Уже товарищи его прислали,

Они о смерти сына извещали.

Они же у мертвого сына

Письмо из гимнастерки достали.

Кровавый конверт заменили

И несколько слов от себя приписали:

«14 августа 1943 года

Ваш сын героически погиб, заданье выполняя боевое.

Смерть лёгкая было, похоронен хорошо.

Не плачь, мамаша, не горюй!

Мы завтра снова в бой пойдем

И отомстим врагу жестоко за него!»

А Саша в этом последнем письме писал:

«Можешь представить, мама, жизнь боевую.

Пишу письмо, а рядом рвутся снаряды.

На фронте у нас дела идут хорошо.

Громим врага! Не дадим ему мы пощады!»

При чтении писем сыновей

Меня всегда радует и удивляет,

Как веру в победу и ненависть к врагу

Дух боевой у наших бойцов поднимает.

В сердце матери погибшие дети навсегда

Остались будто бы живыми.

Такими же, как в 41-ом провожали их тогда,

Веселыми и вечно молодыми!

Преклоним низко головы

В честь памяти всех, на войне погибших.

И славу возродим оставшимся в живых.

Дадим у памятника клятву,

Что вечно будем помнить их!!!

Л.В. Гурьева. 1971 г.

 

 

Материал к печати подготовила Александра ПАНЕВИНА, с. Верх-Ануйское.

 

10 августа 2012

Комментарии (0)

Каталог организаций